Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
- AA - версия для слабовидящих

Взрослая поликлиника: 271-98-65
Детская поликлиника: 276-74-76
Женская консультация: 276-19-70
ПЛАТНЫЕ УСЛУГИ: 276-74-44
Запись на платный прием: 276-74-57
ПРИЕМНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ:
Хирургическая служба: 276-74-40
Терапевтическая служба: 276-75-15
Педиатрическая служба: 276-74-93
Роддом: 276-75-10

Сотрудники и пациенты больницы №25 прокомментировали публикации СМИ о скандале, который устроили родственники одной из пациенток лечебного учреждения

Сотрудники и пациенты больницы №25 прокомментировали публикации СМИ о скандале, который устроили родственники одной из пациенток лечебного учреждения

Сотрудники и пациенты больницы №25 прокомментировали публикации СМИ о скандале, который устроили родственники одной из пациенток лечебного учреждения

Свидетели и участники происшествия опровергают заявления родственников ветерана о том, что с пожилой женщиной плохо обращались в терапевтическом отделении.

Накануне в некоторых СМИ появились публикации о том, что в терапевтическом отделении Городской клинической больницы №25 обидели ветерана войны: обещали привязать к кровати, не пускали в туалет. А ухаживать за пожилым человеком и кормить предложили родственникам. Все обвинения построены исключительно на заявлении внука пациентки и поданы как факты.

Считаем необходимым опубликовать версию событий в изложении других участников и свидетелей данной ситуации.

Медицинская сестра терапевтического отделения Ирина Ильина, которую обвинили в грубом отношении к пожилому человеку, поясняет: «Бабушку поместили в пятиместную палату, на кровать, которая стоит в центре помещения, не у стены. Бабушка слабая, и я сказала родственникам, что ходить мы ей не разрешим, мало ли что. Мы к кроватям в таких случаях придвигаем стулья, чтобы пациенты, не дай бог, не упали. Вот и вся «фиксация». Да, я рассказала, что туалет общий, идти до него далеко, плитка там скользкая, поэтому придется надеть памперс. Но, что менять его должны родственники, такого я не говорила».

Соседки по палате подтверждают: о том, что пожилого человека привяжут к кровати, речи не было: «У нас в отделении мы ни разу не видели, чтобы кого-то привязывали. Когда бабушку к нам положили, как раз был обед – суп, второе, компот, - и медсестра кормила ее с ложечки. Родственники в это время были тут же, в палате, и видели, что медсестра ее кормит. Как можно было такое написать, что кормить не будут или ухаживать?»

Уход за пациентами, которые не могут обслуживать себя самостоятельно – обязанность медицинского персонала больницы. Ирина Ильина говорит: «Я одна дежурю в отделении: и постель перестелю, если нужно, а санитарка не успевает. И кормлю лежачих больных, и умываю. Весь день на ногах. Благодарности мне не надо, это моя работа. Но, когда такие публикации читаешь, плакать хочется от обиды. Так получается, что мы тут монстры какие-то».

Кабинет заведующей отделением Татьяны Тиньгаевой находится рядом с палатой №11. Она услышала громкий разговор, вышла на шум и сразу пригласила родственников к себе: «Они хотели отдельную палату. Но у нас сейчас разгар эпидсезона, много больных, свободных палат отдельных, ни платных, ни бесплатных, нет. Я с родственниками пациентки поговорила, ответила на все вопросы. Бабушку мы почти сразу перевели в палату реанимации. Я принесла извинения за возможное недопонимание. А не за то, что медсестра плохо обращалась с пациенткой. Такого не было! Когда мы прощались, внук никакого недовольства мне не высказывал. Зачем потом писать что-то в интернете? Я не знаю».


Возврат к списку